Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

небо рядом

иду и плачу


художник Сергей Феденко


иду и плачу


Живу оценщиком стыда. – Тебе не стыдно?
Не надо, не ходи туда! Там слишком видно.
Такие виды на моря и океаны…
Да разве ж мы здесь были зря? Не все ли – странны?
Не всяк ли – странником в пути и гостем в доме
своём, чужом?! Где мне найти небесных, кроме
тех, что в притонах полутьмы в погибель рыщут?
О, как здесь одиноки мы, и нас – не ищут.

Мы Богом найдены давно. Сказать, где, – стыдно.
На дне. На самом дне. То дно – ох, не завидно.
Не спрашивай меня, куда
иду и плачу.
Так тает соком глыба льда. Так наудачу
подбрасывают что-нибудь, монеты, кости.
Так с Небом коротают путь. – Да, бросьте!
Бросьте.

Живу и ладно, хорошо, не хорошо ли.
В горошек – небо, в порошок алмазной соли
и в крапинку – по капле – в ряд – наотмашь, струйно.
Рубиновый, вишнёвый взгляд весёлых струнных.

небо рядом

безумием алым



безумием алым


Сытое брюхо к учению глухо. Лёгкого голода блажь.
Сыто и сухо, муха над ухом. Весь город – распаренный пляж.
Питера прелесть – жаркая ересь. Ночи ждём, чтобы успеть
в алую зрелость, кровавую серость жизни, похожей на смерть.

Скучного лета неспелые меты. Долго ли, скоро ли нам…
Кордебалетом по волнам, приветом – корабликов танцы. А там –
в разъятом и сером – почти люцифером – огненных брызг языки.
Ни веры, ни меры – иллюзий химеры – истерики, выпускники.

Безумием алым (ни много, ни мало), безумием гульбища – ад
взросления сала под покрывалом ночи белёсой. Не рад
ни тот и ни этот. Но цвета-то, света… Фейерверков и файеров вонь.
Продажное лето. Последнее лето? И это пройдёт. Сквозь огонь.

небо рядом

Словом сердца



Словом сердца

Словом сердца, Господи, приходи! Живи
на маленьком на острове – островке Любви –
в море мира суетном, посреди забот.
Небо нарисует нам благодати плод –
тайною незримою – новой жизни дух.
И неизмеримою радостью – на слух –
тайною безмолвия – Слово в тишине.
Там – грома и молнии, здесь – покой волне,
благости бесстрастия нега и уют.
Славу в Вышних – счастьем мне – ангелы поют.

небо рядом

полнолуние



полнолуние

Полнолуния аут. Древней магии счёт.
Там тебя понимают, где вода не течёт.
Там тебя принимают, где ты странником лишь
с неподдельным вниманием перед Богом стоишь.
Неба звёздного тайны – вечной памяти зов.
Взгляд холодный, печальный и понятный без слов.
Лунной небыли были – неизведанный свет.
Если б вы так любили отражения след …

Если б вы так летели вслед призывной волне…
Неба дробного щели изнутри да вовне.
Неба доброго гулы – музыкой неземной.
Лика лунного скулы – сказы жизни иной –
притяжения силой, чарованьем ночи
невозможной и милой. И, кричи-не-кричи,
– одиночеств стеною расстояния меж –
под луною-луною новых тайн и надежд.

небо рядом

на память



на память

Вот уже четвёртый год на окне у нас растёт
новая рассада – для души отрада.
Подрастёт и на погост – на могилки – в полный рост –
украшеньем в память, чтобы крепче спали
сном спокойным милые дорогие.
– Снились мне.
Принесу вам радости от печали-жалости.
И в часовне Ксении Светом Воскресения
помолюсь о вас, друзья. Жаль, обнять уже нельзя.
Доживём до встречи! Время-то не лечит,
расставанье – болью,
так оно… с любовью.

небо рядом

обнулёж



обнулёж

Нельзя на пляж!
Там оголяж до обнуляж.
Иди, приляжь.
Нельзя туды, нельзя сюды.
Везде – нули, нулей следы.
Воды? – Не пей! – Нули на ней.
Налей! – Нолей обнулилей.

Нельзя на ноль делить? – Умножь!
Но гол король, но не умно ж…
Штош … Штык и нож.
Дык, эт кино ж!
Нельзя! – Похож. Иди … в нулёж!

И не скули!
Нули, нули, нули, нули…
Не минули, – задвинули и сгинули,
И об-ну-ли-лись к  Инули.
Я – инуль! И…
нуль, инуль и…
Нулёвый импульс И-Ю-Л-И.

О, не юли!
Мы – не нули! Мы – нЕнУлИ!
Не? Ну? Ли?
И?



небо рядом

не плачь, когда я буду умирать



не плачь, когда я буду умирать


Когда я буду умирать, грустить не надо!
И будет ли кому тогда грустить?
Туманы белые над чревом Петрограда.
Невы взлохмаченной растрёпанная нить.

Клубочек шерстяной под лапой сфинкса.
Далёких африк медные миры.
Точка, тире, глубокий вздох дефиса.
Вне видимости – или – вне игры.

Суровой Балтики простуженное горло.
Безумия восторженная рать
крикливых чаек на прибрежье голом.
Не плачь, когда я буду умирать.

небо рядом

письмо другу в Салоники



письмо другу в Салоники

Пусть станет тебе радостнее, друг! Ни времени нам нет, ни расстояний.
Ты не умрёшь. Я тоже не умру. У Бога живы мы без воздаяний.
И только пятницы жестокое число и три креста разбуженной Голгофы…
Нет! Не смотри туда! Не повезло нам быть так далеко, но знает Гофман
секреты своих сказок. – Мирен дух. – Я слышу запахи твоей весёлой кухни,
они сейчас ласкают бодрый слух. На третий день всё мирозданье рухнет
от возгласа “Воистину Воскрес! Христос Воскресе! Радуйтеся, братья!”

Поплачь со мной сегодня. Болью – Крест. Он умер, чтобы нам не умирать. И,
знаешь, было так, как Он сказал! И будет всё, как Он сказал. Я верю.
От сердца–к–сердцу и глаза–в–глаза. Нет! Не смотри! Растерзан лютым зверем.
И все должны бы умереть, но кто б тогда снял с Древа Его Тело к погребенью?
Иосифа счастливая звезда. Так пригодиться Господу – забвенья  не знать!
Благообразный, будь и мне великодушия примером,
чтобы умела я одеть, обуть и накормить Учителя, и с верой
во гробе собственном Его и схоронить. Да у Пилата выпросить – отдай мне!
Последний долг родному сердцу. Жить мы будем долго – вечно! – в Вечной Тайне.

небо рядом

по Неве-Неве



по Неве-Неве

Вокруг меня – храмы, храмы, но все колокольни спят,
не будят нас утром ранним, как прежде-то не звонят.
Их тишина страшнее распоясавшихся словес.
И небеса каменеют, словно глотки заткнул им бес.

Страхом скованны, пьют зарницы от закатов кипящих кровь.
Земли все теперь – заграницей. За границей и вся любовь.
За той гранью, где нет печали и не сводят концов концы.
Было Слово – и есть – в начале. Претерпевшим – весны венцы.

По Неве, по Неве взъярённой, ветру душу свою вручив,
я иду как приговорённый на все жизни, забыв ключи
в старой куртке. А дом всё ближе. Небо лижет осколки крыш
львом гранитным старинных книжек. Не откроешь. Не удивишь.

одуванчик стратегического назначения

в иероглифах тьмы



в иероглифах тьмы

Она любит экзотику. Не твоё! Отвали.
Тает солнце под зонтиком невесёлой любви.
Незнакомые облаки в иероглифах тьмы.
Не ходи вокруг-около, - не узнаешь зимы.

От неё – слоем инея. Бледнолицых зевак
топят отблики синие. Имени не назвать.
А приснится, - проснёшься ли? Леденящий ожог.
Непосильною ношею – узнавания шок.

До безумия-одури сладкое НИКОГДА.
Дыры синие проруби в пламенеющих льдах.
Невесомости тайною, невозможностью быть.
Не смотри! Не пытай меня. Постарайся забыть.