Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

небо рядом

по жаре



по жаре


Ищем тени, ждём зимы. Лета красного покои.
От жары – как от тюрьмы, от сумы и всё такое…
А не ломит пар костей! Мне бы – в проруби, да где там…
От гостей, от новостей – только в тень иного лета.

Дуб Мамврийский средь пустынь. Под роскошными ветвями
отдохни чуток, остынь. Мы не видимся веками.
К вечеру падёт роса, птицы белые очнутся,
распоются в голоса родниками звонких клювцев.

Небо – низко, звёзд – рукой, месяц – коромыслом рдяным.
Благодатный мой покой – духом дерзким, духом рьяным.
Будет всё, о чём бы ни… Всё есть, что и не просили.
Лета ночи,  лета дни. Бог мой – в правде, Бог мой – в силе.

небо рядом

сладкий сон любви



сладкий сон любви


Лето спето. День сиренев. Белой ночи быль.
Жарких полдней боль-мигрени, засух томных пыль.
Обонянию – вся прелесть прелых топь-болот,
плотяная духо-ересь, душно, тошно от…
В куст сирени – с головою. – Оживи меня!
Душа жаждет быть живою посреди огня
солнца белого больного северной красы.
Господи, скажи лишь слово – на глоток росы.

В капле завязи цветочной – птице малой – весь
неба дальнего бессрочный – на сейчас и здесь –
вечности уют. Отрадой – ароматы трав
скошенных там, за оградой. Ветер, проиграв
все напевы и мотивы, у пруда затих
в серебре склонённой ивы снами дорогих,
дорогих моих любимых. Век учись, живи.
Небо-небо… Кто отнимет сладкий сон любви?!

небо рядом

на Таврическом дворе


на Таврическом дворе


Цветом душу напитать, цветом лета.
В сердце – Божья благодать – море света.
Солнечной игры поток отражений –
неба тонкого глоток притяжений.
От движений ветерка чуть-прохлады –
новою волной строка – свет награды.

Радость, радость моя, будь доброй тайной!
Встретимся! Когда-нибудь в неслучайной
лета жаркого игре букв и буквиц
на Таврическом дворе в шуме улиц.
У меня сады – в разгул буйноцветий,
пенье птиц, сияний гул, звонкий ветер.

Май в июнь перешагнул, не заметив
голубую глубину. Будь! Как дети,
изловчившись, увильнув в дух сирени.
Солнца-селезеня клюв в злато-тени
дуба старого. Пруда зеркалами –
неба вечного вода между нами.

небо рядом

я ждал тебя 10 лет …



я ждал тебя 10 лет …


Хлопьями снежными кроет. Тихо, спокойно, тепло.
Двое нас здесь или трое – всех замело, занесло.
В коконе белой метели чёрного неба уют.
Ночи твои просветлели, лёгкий морозец не лют.

Так же легко было после крови на первом снегу.
Красная – красная осень – не пожелаешь врагу.
Что теперь плакать, томиться… Хода обратного нет.
Снится мне белою птицей многолицей любви твоей свет.

Я ждал тебя долго, так долго, что вечной казалась зима,
лунной прозрачною долькой – улыбкой сошедших с ума.
Сколько ещё нам? Доколе? В белой печали немой.
И вот – мы не чувствуем боли. И это есть шок болевой.

Там, за порогом смиренья, за гранью, границею тьмы –
не вымолишь ни вдохновенья, ни прощения, даже взаймы.
н и к о г д а
Слишком поздно. У смерти – холодное сердце, увы.
Охрипший зарвавшийся ветер снегом сыплет в осколки травы.

небо рядом

холода



холода

Холодно. Холодно очень. Крещенских морозов ожог.
Метельные ладные ночи, снежной крупы порошок.
Замертво – птиц небылицы. В стужу такую – куда?!
В мехах утопают столицы. На лицах прохожих – беда –
маской льдяною. Уюта – ищешь? Да вряд ли найдёшь.
Холодного утра минутой – дыханья последнего дрожь.
Ладно тебе! – Изнывая, ветер взметнулся и стих.

Душа ещё еле живая. Прости их! Прости. Не про них –
новой весны угощенье белого-белого дня.
Прощайте! И будет прощенье – даром живого огня.
Согреется сердце печалью невыплаканной беды.
Укутай меня звёздной шалью кружевною и дай мне воды
пить от истока святого. Холодно. Холодно. Сны –
сбывающимся Твоим Словом, голосом новой весны.

небо рядом

всё хорошо



всё хорошо

У всех моих мальчиков всё хорошо, у всех моих девочек всё прекрасно.
Всё, что искал я, давно я нашёл в жизни весёлой и огнеопасной.
Всё, что осталось мне, – благодарить и дорожить драгоценной минутой,
молчания робкого тонкую нить держать как струну, чуть касаясь, укутав
прошлого были в волшебную ночь, белую ночь накануне рассвета,
музыкой света обнять и помочь кому-то ещё, кому надобно это.
Счастливое время итога. Зови! Зови меня быть и любить, и присниться
новою сказкой чудесной любви, всепонимания белою птицей.

небо рядом

белые ночи



белые ночи

Домой вернёшься поздно вечером и некому сказать, где был,
что видел в этой звёздной вечности, кого без памяти любил.
И птицы спят.
– До утра синего ещё каких-то полчаса. –
И слёзы на ресницах – инеем.
И прошлой жизни голоса в окно дробятся снежной моросью.
(Престранных ритмов маята!)
Во снах кошмарных – гейтсы, соросы, маньяки “чистого листа”.
Чуть свет – опять белее белого душа, неведеньем полна.
Восток алеет прозой спелою, и набухает тишина.

небо рядом

на Страстной



на Страстной

К самым страшным дням седмицы, на Страстной, умолкают даже птицы.
Кто со мной? Кому – жалобы ночные, писем тьму?
Вечные, почти ничьи мы, никому ничего-то не должны и ни о чём.
Не обязаны в режиме-за-плечом проговаривать бессмыслицы судьбы,
переваривать по капле худобы новостные заморочки. – Есть предел
даже самой длинной строчке. – Кто успел, тот и съел ломтя огрызок.
Жуй-глотай! – Проживём и это кризис – ада рай.
Ада рай – когда с Креста к нам Сам Господь
сходит милостью стократной, в Кровь и Плоть облекая наши души и сердца.
Слушай, кто имеет уши! – До конца.

одуванчик стратегического назначения

кстати - о птичках! - ЧАТАКА

есть птичка, которая на санскрите caTaka называется - индийская пёстрая кукушка
по-русски - воробей

84.13 КБ

красивая легенда гласит, что чатака пьёт исключительно капли дождя
она никогда не берёт ни капли воды с земли
такова её природа, что всегда, когда ей хочется пить, она обращает свой взор к облакам
"хоть капельку чистой воды!" — вот её мольба
и она ждёт, подняв клювик к небу, к облакам
и никогда не притронется ни к какой воде с земли

поэтому того, кто любит Бога, часто сравнивают с этой птичкой:

cAtaka jalada-gati e-mati ekAnta rati
jAne jei sei anurakta ||

как чатака пьет только дождевую воду, так и чистые преданные наслаждаются только вкусом любви к Богу

(Према-бхакти-чандрика, 80)


** санскрита не знаю!
как правильно пишется, не знаю тоже
но птичко нравиццо! очень


...
запомни меня такой

равнодушно и спокойно

09.12.09


Руками я замкнула слух.
Не больше трёх, не больше двух,
не больше единицы!
И горний свет померк, потух,
и мир поплыл от оплеух,
и замолчали птицы.

Умолкли, вымокли в дождях,
продрогли на семи ветрах.
Ни шороха, ни звука.
День смертоносный на сносях.
Любви в помине нет и страх
врывается без стука.

Растёт и дыбится. Врасплох
застал и лыбится - ах ох -
и смотрит по-господски -
так, исподлобья - что, оглох?!
А грозен... будто сам он бог,
только пустяшный, скотский.

Рука - к огню. Огонь - к свече.
Ты чей? Такой... невзрачный... Чей?
Лёгкой добычи ищешь?
Ещё не вечер! Не-за-чем!
Воск тает, пламя - горячей.
Блаженный - духом нищий.

Не искус - всполох. Слог - на слух.
Не больше трёх, не больше двух,
не больше единицы.
Искусства тонкий холод. Дух.
И тени сгорбленных старух
над прахом гордой птицы.

Не гений! Нет. Геенны жар.
Куда идти, к кому бежать?
Ни шороха, ни звука.
Кошмар. Угар. Иль неба дар?
Ты чей? Скажи! Пожар. Пожар
неопалимой скуки.

Наука. Быть или не быть?
Бояться и себя забыть
в незримом откровенье?
Огня невидимого нить.
Любви хочу. Хочу любить.
Мгновения прозренья.

...