Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

небо рядом

мама, я тебя люблю



мама, я тебя люблю


Нежности твоей и силы – соловьи.
Любит Бог своих красивых, Бог любви.
Радость, милость узнавания. Цени!
Чудом – тайное призвание. В те дни,
когда время отступает за порог,
созывает, собирает верных Бог
к пиру брачному. Невестою – душа.
Выстлан Ангельскою Песнею твой шаг.

Росы, росы – слёзы Матушки Земли.
Травы шёлковые – в пояс, где прошли
босы ноженьки, едва касаясь, чуть.
Неземными голосами – звёздный путь.
Млеки – реки и кисели – берега.
Соловьиных басен трели сберегла
колыбельною баюкой для меня,
самым нежным в мире звуком в вечер дня.

Мама, мама, я – с тобою! Кровь моя –
Небу вровень – голубою – в боль огня
несжигающего – лёгкою волной.
В веки вечные твоя любовь со мной.

небо рядом

почти шёпотом



почти шёпотом


Я сегодня была в раю. Или только в преддверье рая,
я не знаю. Благодарю! На краю без конца и края.

Проигравшему всё равно. Умирающему – без пользы.
Жизни тающее кино – у метро продают мимозы.
Значит – март. Только раз в году здесь цыплячье – щенячье – птичье.
Так очнёшься в аду-аду – тихо, скромно, вполне прилично.
Снежный всполох поверх беды обнажившихся тротуаров.
Ледоколом идёшь сквозь льды обезличенных перегаров.

Дома выдохнешь в тень окна, засмотревшись на снегопады.
День, другой, и опять весна – утешением и отрадой.
И лампады неяркий свет, голос тихий страниц нездешних.
Я люблю тебя. Или нет нам заботы иной? И где же
ты была? – На краю. В раю. Или возле. Быть может, рядом.
Я люблю тебя. Я люблю. – Почти шёпотом. Почти взглядом.

небо рядом

прости



прости


Прости, братишка! Смерти яд мне не показан, тошно.
Я помню твой влюблённый взгляд нечаянно-нарочный.
Всё – биохимии плоды, реакции, осадки.
А если не был молодым, то не был милым-сладким.

Нам ошибаться не впервой. (На те же, впрочем, грабли.)
Я помню голос твой живой. На сто веков ограблен
хожу теперь, не-человек. Сердце – погостом стылым.
Прости! – На весь тот – этот – свет. Прости меня, мой милый.

небо рядом

остановись, мгновенье, ты прекрасно!

художник Константин Кузема



остановись, мгновенье, ты прекрасно!


Немого удивления покой. Ты знаешь всё, и всё – с тобою – благо.

Нигде ни с кем я не найду такой любви прозрачной.

Всем бы так бродягам везло – всерьёз, нисколько не шутя, –

удачи путь беспечности весёлой. Мне есть, кому сказать ЛЮБЛЮ ТЕБЯ,

в мгновение вселяясь новосёлом и радуясь простому бытию.

А странница-душа моя  вся – трепет. Благодарю и плачу, и люблю

Твоё внимание. Прости мне детский лепет, восторга неуёмного слова,

растерянности голос осторожный. – Тобою лишь душа моя жива

и невозможное становится возможным.

небо рядом

чудо-дни

ZqIXf7YeKgs.jpg

чудо-дни


Только влюблённый… Помнишь? Тайного слога хлеб.
Голодного ли накормишь сказками? Сердца склеп
в странной дремоте были. Замкнутых недр в тиши
томное изобилие. – Инобытия соль. – Дыши!

Дивно и чудно в тайне. Древних алхимий рок.
Счастье наитий. Крайний, самый дальний. А чем привлёк?
О, душа моя… Вне желаний. Страсти медленные огни.
Свет внимания. Испытанием – узнавания чудо-дни.

одуванчик стратегического назначения

сквозь дымы-дымы



сквозь дымы-дымы

Понимаю, что война. Кто воюет? С кем?
Море крови. И говна – по уши. И схем
странных, стрёмных озерцо мутное. Кому?
Кому выгодно? Лицо есть? Или в тюрьму
сесть, не выгадав лица? Или умереть
сдуру, если на живца зверем смотрит смерть?

Пана паника. Язык – с корнем. На-да-ви!
Рвотной мании азы – ненависть к любви,
зависти тупой прищур, гордости тщета.
А с кого-то по семь шкур… Эх, не рассчитал …
Пращуров законы. – Будь, слышь, на стороже!
Я вернусь. Когда-нибудь. И проснусь уже.
И воскликну: “Боже ж мой! Что Ты натворил…”

Мама, я хочу домой… Пару лёгких крил
да с попутным ветром вдруг – сквозь дымы-дымы…
Здравствуй, добрый старый друг!
А теперь – на МЫ

небо рядом

белый день


В хлопьях снега – вьюги нега. Белая метель.

Милость неба – сказки небыль – белоснежный хмель.


Я пьянею рядом с нею, царственной зимой,

пламенею, леденею. Ах, ты, Боже мой,

до чего ж красиво, тихо. Тайны белый сон.

Белый танец снежных вихрей строг и невесом.


Тает на губах признаньем, мёрзнет на лету

поцелуя чуть-касанье. О, не расплету

шали кружевной – узоры –  пенной, озорной.

Белый день – немым укором. – Или не со мной?

небо рядом

когда твоя девушка …


Мама, я не умею болеть так, чтоб охали все и вздыхали:

“Ах, какая нелепая смерть! Мы другой от тебя смерти ждали!”


Когда бредишь в жару поутру и звонишь другу: “Да! Всё отлично!”

Я когда-нибудь тоже умру, но о смерти у нас – неприлично.


Белый снег под ногами уже и не белый совсем, – мутной жижей.

А на третьем моём этаже даже небо становится ближе.


Я люблю тёмной ночи покров, вьюжной ночи ненастной уюты.

Что – любовь? Когда тысячью слов не сказать, как ты нужен кому-то.


И снежинками тают слова, растекаясь по улицам мёрзлым.

… Мама, я не умею … ça va … ça va bien…  Всё отлично. Всё. Поздно.

я любимая и мой картонный герой

повелительное наклонение глагола неизвестного

повелительное наклонение глагола неизвестного

Я люблю тебя, другая дорогая! О, как дороги дороги в небеса …
Что горох – слога твои перебирая – вьются снежною крупою чудеса.

Да я сам себя давно не понимаю, отнимая у любви за годом год.
Ты – моя любимая – (не майя!) – И не говори, что всё пройдёт.

Я люблю тебя! – Япониями всеми. Тысячеозёрной немотой.
Радостью неведомых веселий. Горечью обрушившихся гор.

Я
Тебя
Из зазеркалья – эхом. Милая чужая не моя.
Вулканическою лавою – над смехом – пеплом – инеем
седьмого неба-дня.

Замолчи, пожалуйста. Минутой вековою выстынь на груди.
Я
люблю
тебя.
– Меня?!
Меня не путай. Лучше – по-хорошему. Уйди.

Отойди, земных печалей пламя! Уведи её! За тридевять огней.
Никого – из ничего – кто между нами. Я люблю её и всё
о ней
и
к ней.

А в окне – седой февраль и скоро лето. Скоро-скоро белой ночи уголёк.
Инопланетянами – по свету – в тайно-тайный – очень скромный – уголок.

одуванчик стратегического назначения

ангел строгий, ангел тишины



...


Доверять - как самому себе - другому.
Этой меры - высшей веры - благодать.
Дал Господь средь тысячи знакомых
одному поверить, сердцем доверять.

Дар Любви - как будто, так и надо.
Если бы умела понимать
бедная душа моя...

Отрадой был и есть.
От ада отнимать,
встать стеной меж миром и моею
всем открытостью без меры...

Той стены
не преодолеет зло. Пред нею -
Ангел строгий, Ангел Тишины.

Музыки, не слышной для прохожих.
Тайных славословий звукоряд.
Господи, прости нас! Боже, Боже ...
Мы - Твои. Всё остальное - яд.

Мы - Твои. Изми нас, сохрани нас
для Твоей Любви в Твоей Стране.
Милость Твоя - ризою "на вырост".
Только Ты и помнишь обо мне.

...