Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

небо рядом

господин оформитель



господин оформитель


Здравствуй! То есть – будь здоров.
Здравствуй, друже!
Нам уже не нужно слов пышных кружев. –
Взгляда нам довольно. Будь! В сердце – светом.
Помни! Помни, не забудь.
Здесь, сейчас, когда-нибудь.
Быть поэтом –
всё равно, что и не быть. Эхом неба,
нотой тайною любить были небыль.

Музыка моя, живи! Боль разлуки –
самый сладкий миг любви. Нет науки
таинней и горячей, сокровенней.
Полон и родник-ручей откровений.
Полноводною рекой – в будни моря
красной кровною строкой тайногоря
и солёной взвесью – ввысь – паром, пиром.
А потом ещё приснись по-над миром

грозами июльских дней в дождь-стеною.
Нет нам музыки родней. Будь! Со мною
тишиною тишины, свет-волною,
вечной памятью весны плотяною.

небо рядом

сладкий сон любви



сладкий сон любви


Лето спето. День сиренев. Белой ночи быль.
Жарких полдней боль-мигрени, засух томных пыль.
Обонянию – вся прелесть прелых топь-болот,
плотяная духо-ересь, душно, тошно от…
В куст сирени – с головою. – Оживи меня!
Душа жаждет быть живою посреди огня
солнца белого больного северной красы.
Господи, скажи лишь слово – на глоток росы.

В капле завязи цветочной – птице малой – весь
неба дальнего бессрочный – на сейчас и здесь –
вечности уют. Отрадой – ароматы трав
скошенных там, за оградой. Ветер, проиграв
все напевы и мотивы, у пруда затих
в серебре склонённой ивы снами дорогих,
дорогих моих любимых. Век учись, живи.
Небо-небо… Кто отнимет сладкий сон любви?!

небо рядом

сиреневый май


Белые ночи – Художник Кашникова Елена –


сиреневый май


Майские сны маяты, яркие цирка обновы.
Кто ты? И с кем сейчас ты? Пёстрые сны нездоровой
радужной прелести дня предгрозового затишья.
Кто ты? Не любишь меня? Солнечных гениев нишей –
сны долгожданной весны, жадной прорехи познанья,
зияния злат-тишины, запоздалого – в боль – осязанья.
Иллюзии псевдо-миры усталого воображенья.

Кто ты? Героем игры космического притяженья?
Нет пустоты! Мир не пуст, населённый неведомым сказом.
Пагуба грусти и хруст обещаний несбыточных. Связан
всяк человек суетой, времени нет оглянуться
на тайные сны золотой середины с каёмочкой блюдца
неба синего грозного дней, дней последних, наверное. Кто ты?
соглядатаем песни моей сердца трепетного заботою.

небо рядом

памятью белой стужи



памятью белой стужи


Горе моё – Тебе. И это ещё не горе.
Суд Твой – в моей судьбе.
Как скажешь, не буду спорить.
Слёзы мои – Твои. Радости и печали.
Небо Святой Любви мою колыбель качает.
Солнцем слепит, поёт голосом мамы милой.

Липы цветущей мёд – музыки новой силой.
Тихое небо дня – ласковых облак пеной.
Бережнее меня никто не любил. Степенной,
статною – в полный рост – душа моя майской неги.
Плачу? – Да не вопрос! – Тают слепые снеги
прошлых ушедших зим – памятью белой стужи.
С Небом. И только с Ним! Ещё поживём, послужим.

небо рядом

Песни Светлой Недели II



Песни Светлой Недели II


Благодарением, душа моя, живи!
За всё благодари. Всё – Слава Богу!
Всё – милостью Его святой любви.
Укажет тебе верную дорогу
и Сам с тобой пройдёт через года
безумных войн, тяжёлых испытаний.

Какая б ни случилась здесь беда,
ты помни, что Он рядом – в вечной тайне
сокровищ сердца – Духа твоего,
тебе дарованного страшной Крестной Жертвой.
Лишь Воскресением Его и ты живой,
и никогда, и никогда не будешь мертвый.

небо рядом

сладкие сны дождей

Алексеев Александр
Фонтанка Весна
акварель



сладкие сны дождей


Маленькой удачи маленький мой день.
Только сердце плачет: “Господи, Ты где?”
Нет мне солнца, если нет Тебя со мной,
честной Твоей песни, песни неземной.

Смолкли птицы, грозы кроют неба свод.
Просто-жизни прозою – время непогод.
Всё пройдёт. К цветенью – водопады снов.
Стану твоей тенью тайною, без слов,
музыкой разлуки, слёзною тоской,
утопая в звуки. Ты – один такой –
невозможно близкий и далёкий друг.

Небо низко-низко – тысячами рук
огненных – сверкает молнией в раскат
грома. Здесь веками лишь один расклад.
Было Слово прежде. Слово было – Бог.
По живому режет, нежит тайнослог.
Спи, пока взрывают ветры облака. –
Души созревают. – Отдыхай пока.

небо рядом

Песни Светлой Недели



Песни Светлой Недели


Мои труды – дары Твои! Всё – от Тебя, Тобою –
и вдохновение любви под сенью голубою
в сиянье солнечной весны, и сакуры цветенье,
и радость новой тишины, и тайное волненье
благоговения. – Немей. Немей, душа, величьем!
Я не умею о Твоей печали вслух. На птичьем,
на соловьином – в белый дым – заоблачной превечной –
во все миры – на все лады – бессмертной, бесконечной.

небо рядом

московские вербы



“На наших болотах уже появилась новая зелень, похожа на петрушку,
а неделю назад случайно набрёл на большие вербы”


московские вербы

Первое Вербное, горькое Вербное. Выбора нет. – За меня
кто-то решил, что надёжней, наверное, дальше держаться огня.
Пусть без меня эти игрища адовы. Пусть без меня чёрный лес
выжженной нежности. Чем вас порадовать?
Каждому – свой век, свой крест.
Неба холодного дробное эхо – музыкою дождей –
тает, не знает задорного смеха. Ах, невесёлый диджей.
Что ты заладил мутить без просвета? Птицы молчат, не поют.
Его же распнут, не смутившись при этом.
Люди легко предают.

Первое Вербное дней оголтелых. Последние, друг, времена.
Смотри веселее! Мы – души, не тело. Пройдёт и больная весна,
и морока тучи рассеются, будет радостью сердце дышать.
Кто его знал, поцелуй тот иудин, тому уже не помешать.
Душа – выше неба земного и выше времени бренных хлопот.
Всё у нас есть и не надо нам лишнего. Дождь льёт, и сердце как лёд
тает и плачет: ”Но первое Вербное… с надобою претерпеть!”
Надо бы, надо бы знать нам, наверное, что Воскресением смерть
больше не властна над нами. – Победою венчаны дети любви.
Знаю, не знаю и ведать не ведаю. Хочешь, не хочешь – живи!

небо рядом

пьяная весна


5K-gbzxnoc4.jpg

пьяная весна


Я пьянею от весны духом неба,
заплетающего сны в звёздный невод.
Ветром вейным – кружева инобытий.
Новой музыкой – слова. Не молчите!
От избытка – полноты – кровью света –
сердце новой высоты – дух поэта.

Раскалённым нёбом – вслух – слогом-к-слогу –
о любви нездешних двух. Где там Богу
приютиться, если всё – сплошь узоры?!
Так босой идёт Басё с горы в гору,
перехватывая плеть, словно чётки,
и слепая плачет смерть звездочётам.

Чё там? – Дети-колдуны, риса росы,
мы пьянеем от весны-папиросы,
как солдаты от войны – крови, крови! –
без вина и без вины, небу вровень.
Схлынут карты всех морей и предгорий
новой буквой рыбарей, новым горем.

Рассмеши меня, герой! Распечатай
энной копией, горой непочатой.
Пьяному легко в раю сказки древней.
Я люблю, люблю твою злую ревность.
Деревенька – два двора, две лодчонки,
берег моря и гора. И девчонки

слёзы горькие – роса – жемчугами,
и до пояса коса. Под ногами –
золота песок поёт, море – вторит.
Тает неба первый лёд. В коридоре
корабельных сосен – звук – мачтой звонкой –
ради музыки разлуки и тонкой,

очень тонкой нити – лучика света –
инобытия наитий поэта.
Я пьянею от весны,
я пьянею…

небо рядом

весеннее обострение



весеннее обострение

1
Сегодня твоя победа. Но это – не навсегда!
Ты проиграешь. Следом – будет твоя беда.
Так, чередою будней, спиралями суеты.
Боже, что с нами будет? И будешь ли с нами Ты?

Разбудит весны напевом, трелями оглушит.
Направо пойдёшь, налево, – нигде нет моей души.
И кто я? Бездушной тварью на ледяных ветрах
творение Государево за совесть, а не за страх.

С любовью, любви дороже, и ненавистью. Пади!
Падай небесной дрожью, пей мои злат-дожди.
Терпи эту слякоть, сопли наматывай на кулак.
Влипли. Попали. Вопли. – Выползли погулять.

Визгами – свист и хохот тёмной твоей луны.
Плохо, когда лишь похоть. Плохо, да не вольны.
Страсти во власти. Стрёмно. Желания – через край.
На стороне на тёмной – светлее прозрачный рай,
призрачный как мирАжи. Прежде меня живи!
Ладно. И не прикажешь сердцу не знать любви.

2
Здравствуй, моё безумие! Тебе удалось, – поймал.
Безумие как беззубие – наглушняк или наповал.
Я сражён, поражён, обрадован, обласкан и… обойдён.
Тёмною силой адовой или тобой пленён?
Не различаю. Горе мне. Любовь – это полбеды.
О чём мы с тобою спорили?
На что мы с тобой поспорили?
Молчи. До первой звезды.